Психоэмоциональное состояние подростков с патологией репродуктивной системы

Реклама
16-01-2015
В статье представлены данные сравнительного анализа психоэмоционального состояния подростков с корригированной гипоспадией и функциональными задержками пубертата.

Высокий риск формирования бесплодия у мужчин при заболеваниях половой системы обусловливает внимание специалистов к этой проблеме. Среди множества причин мужского бесплодия выделяют инфекционные заболевания, травмы половых органов, аномалии развития гениталий, гормональный дисбаланс, а также функциональные нарушения созревания гипоталамо-гипофизарно-гонадной оси [1–3]. В 25% случаев причина инфертильности остается не установленной [4, 5]. У пациентов этой группы важно изучение периода полового созревания — ключевого момента в становлении функции репродукции. При этом менее изученными остаются их психоэмоциональные особенности. В немногочисленных работах авторами показаны изменения психоэмоционального состояния у пациентов с гипогонадизмом, эректильной дисфункцией, снижением уровня тестостерона вследствие метаболического синдрома, гипоспадией (ГС) [6–10]. Внутренняя картина болезни формируется из отношения пациента к заболеванию, которое напрямую зависит от его психоэмоционального состояния. Изучение течения психических процессов при различных заболеваниях половой системы представляет научный интерес. Одним из способов выявления этих состояний является психологическое тестирование [11].

Реклама

Целью данного исследования было сравнить психоэмоциональное состояние подростков с корригированной гипоспадией и подростков с функциональными задержками пубертата.

Пациенты и методы исследования

Обследовано 40 мальчиков 14–15 лет, из них 20 детей (1-я группа) с корригированной гипоспадией (10 — стволовая форма, 10 — мошоночная форма) и 20 детей (2-я группа) с функциональной задержкой полового развития. Группу сравнения составили 20 практически здоровых мальчиков сопоставимого возраста. Обследование включало изучение анамнеза, осмотр с оценкой физического развития, оценку полового развития по стадиям Таннера, определение уровней лютеинизирующего гормона (ЛГ) и фолликулостимулирующего гормона (ФСГ), тестостерона в сыворотке крови методом иммуноферментного анализа с использованием наборов реагентов DRG ELISA (Техсистемс, Россия). Всем пациентам проведено компьютерное тестирование на аппаратно-программном комплексе «НС-ПсихоТест» («Нейрософт», Россия) с использованием методик «Короткая версия опросника здоровья-12» (J. Ware и соавт.) и «Шкала госпитальной тревоги и депрессии» (адаптирована М. Ю. Дробижевым).

Статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием пакета программы Statistica 6.0 (StatSoft, США). Данные предоставлены в виде среднего математического М и стандартного квадратичного отклонения SD. Характер распределения количественных значений оценивался с помощью критерия Шапиро–Уилкса. Для сравнения различий значений признаков двух независимых групп использовался непараметрический U-критерий Манна–Уитни. Для выявления взаимосвязей между переменными был использован коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Различия считали статистически значимыми при p < 0,05.

Реклама

Результаты и обсуждение

Все дети 1-й группы имели средние показатели физического развития: SDS роста 0,45 ± 0,8 и SDS индекса массы тела (ИМТ) 0,6 ± 0,2 (табл. 1). Половое развитие соответствовало 2–3 стадии пубертата по Таннеру: объем гонад составил 10 ± 1,2 мл и не отличался от показателей здоровых детей контрольной группы. Однако у 65% мальчиков была установлена микропения (средняя длина полового члена в группе составила 4,7 ± 0,9 см), 4 (20%) обследованных пациента с корригированной гипоспадией имели инвертированный пубертат. Во 2-й группе 80% детей наряду с задержкой полового развития имели задержку физического развития: SDS роста — 2,05 ± 1,1 и SDS ИМТ 0,35 ± 0,3, признаки пубертата отсутствовали (стадия G1 по Таннеру): средний объем гонад по данным орхиометрии составил 3,86 ± 1,2 мл, средняя длина полового члена — 4,6 ± 1,38 см, что достоверно ниже, чем в группе контроля. У 5 (25%) детей отмечено адренархе.

Гормональное обследование 90% пациентов 1-й группы не выявило отклонений, уровни тестостерона, ЛГ и ФСГ соответствовали стадии пубертата. У 2 (10%) детей этой группы диагностирован гипергонадотропный гипогонадизм, назначена заместительная гормональная терапия. При анализе уровня гормонов сыворотки крови пациентов с функциональной задержкой пубертата были установлены препубертатные уровни гонадотропинов и тестостерона, что свидетельствует об отсутствии импульсной секреции гонадотропин-релизинг-гормонов вследствие незрелости центральных мозговых структур (гипоталамо-гипофизарной системы). В контрольной группе детей уровни тестостерона, ЛГ и ФСГ были достоверно выше, чем во 2-й группе, и составили 15 ± 6 нмоль/л, 3,2 ± 0,9 мМЕ/л и 1,4 ± 0,5 мМЕ/л соответственно. Частота осмотров в год, связанных с половым развитием, с момента обращения: в 1-й группе у пациентов с гипоспадией составила 2–3 раза, во 2-й группе у мальчиков с задержкой полового развития (ЗПР) — 4–5 раз. Получали лечение по поводу заболевания 2 (10%) ребенка 1-й группы (заместительная гормональная терапия в связи с гипергонадотропным гипогонадизмом) и 6 (30%) детей 2-й группы (стимуляционная терапия).

Реклама

Следующим этапом работы явилось исследование психоэмоционального состояния по выбранным методикам. Методика «Короткая версия опросника здоровья-12» группирует ответы в 8 шкал:

1) общее состояние здоровья — оценка больным своего состояния здоровья в настоящий момент и перспектив лечения;
2) физическое функционирование, отражающее степень, в которой здоровье лимитирует выполнение физических нагрузок (самообслуживание, ходьба и т. п.);
3) влияние физического состояния на ролевое функционирование (работу, выполнение будничной деятельности);
4) эмоциональное функционирование (насколько эмоциональное состояние мешает выполнению работы или другой повседневной деятельности);
5) социальное функционирование, определяется степенью, в которой физическое или эмоциональное состояние ограничивает социальную активность (общение);
6) интенсивность боли и ее влияние на способность заниматься повседневной деятельностью;
7) жизненная активность (подразумевает ощущение себя полным сил);
8) самооценка психического здоровья (настроение, наличие депрессии, тревоги, общий показатель положительных эмоций).

Полученные показатели группируются в два суммарных измерения — физический компонент здоровья и психический компонент. В составе физического компонента объединяются показатели общего здоровья, физического функционирования, ролевого функционирования, интенсивности боли, а в составе психического компонента — показатели эмоционального функционирования, социального функционирования, жизнеспособности и самооценки психического здоровья.

Реклама

Анализ данных компьютерного тестирования по данной методике показал достоверное снижение уровня самооценки здоровья и качества жизни во 2-й группе: 40 ± 2 балла против 52 ± 4 балла в 1-й группе и 57,5 ± 5,5 балла в контрольной. При этом у подростков с корригированной гипоспадией больше страдает социальный компонент (проблемы в общении со сверстниками), а у подростков с задержкой полового развития эмоциональный компонент (склонность к плохому настроению, переживаниям, эмоциональная лабильность). В обследованных группах у подростков выявлено снижение жизненной активности относительно группы контроля. Некоторое снижение значений по шкале боли во 2-й группе, вероятно, связано с проведением инъекций (стимуляционная терапия) у нескольких детей. Как в 1-й, так и во 2-й группе отмечается снижение показателя психического компонента здоровья: до 61,4 ± 10,3 и 61,3 ± 6,7 балла соответственно (в группе контроля 75 ± 9,6 балла).

При оценке показателей тревоги и депрессии у половины пациентов 1-й группы отмечено повышение уровня тревоги: в 20% случаев до субклинического уровня и в 30% — до клинически выраженной тревоги. Во 2-й группе обследованных клинически выраженную тревогу имели 50% детей, еще 35% — субклиническую. В группе контроля у большинства мальчиков (75%) выявлен низкий уровень тревоги. Проявления депрессии на субклиническом и клиническом уровнях имели 60% мальчиков 2-й группы, в то время как 60% детей 1-й группы не имели признаков депрессии, как и 95% детей группы контроля.

Реклама

При определении корреляционной зависимости между частотой осмотров и уровнем тревожности статистически значимой корреляции не выявлено (коэффициент ранговой корреляции Спирмена для 1-й группы составил 0,076, для 2-й группы составил –0,052).

Таким образом, у мальчиков с корригированной гипоспадией (врожденной аномалией развития уретры) внимание специалистов к течению полового созревания, осмотры, неудовлетворенность внешним видом и размерами наружных половых органов приводят к повышению уровня тревожности, агрессии [9]. При этом изменения в психоэмоциональном состоянии возникают не с раннего возраста, когда проводится хирургическая коррекция, а в период становления пубертата (10–11 лет). Отклонения в психо­эмоциональном состоянии у мальчиков с функциональными ЗПР возникают около 14 лет и чаще связаны с отставанием в росте, маленькими размерами гонад и полового члена, слабым оволосенением. Эти симптомы обусловлены функциональной незрелостью гипоталамических структур и отсутствием импульсной секреции гонадотропинов.

Выводы

  1. Выявлен высокий уровень тревожности у 30% мальчиков 1-й группы, у 50% мальчиков 2-й группы.
  2. Клинически выраженная депрессия отмечена у 10% обследованных пациентов с гипоспадией и 20% детей с функциональной задержкой пубертата.
  3. Не выявлена корреляция между частотой осмотров и уровнем тревоги/депрессии.
  4. Для получения объективной картины психического и физического состояния пациента целесообразно проводить комплексную клинико-гормональную диагностику с использованием аппаратно-программного комплекса «НС-ПсихоТест».

Литература

Реклама
  1. Синицина А. А. Клинико-гормональные нарушения и состояние центральной нервной системы у мальчиков с задержкой пубертата. Способ коррекции. Автореферат дис. … канд. мед. наук. Саратов, 2013. 145 с.
  2. Райгородская Н. Ю., Болотова Н. В. и др. Половое развитие мальчиков с гипоспадией // Урология. 2013, № 2, с. 84–89.
  3. Латышев О. Ю., Лаврова Т. Р. и др. Крипторхизм — проявление синдрома тестикулярной дисгенезии // Вестник репродуктивного здоровья. 2008, № 12, с. 2–7.
  4. Громенко Д. С. Особенности патогенеза идиопатической патозооспермии при мужской инфертильности. Автореферат дис. … докт. мед. наук. СПб, 2009. 247 с.
  5. Кравцова Н. С., Роживанов Р. В., Курбатов Д. Г. Современные методы гормональной стимулирующей терапии нарушений сперматогенеза у мужчин // Вестник репродуктивного здоровья. 2010, № 12, с. 9–13.
  6. Nicolino M., Bendelac N., Jay N. et al. Clinical and biological assessments of the undervirilized male // BJU international. 2004. V. 93. P. 20–25.
  7. David M., Donahoe P. Sex Determination and Differentiation // N. England Journal. 2004. V. 350. S. 4. P. 367–378.
  8. Гамидов С. И. Эректильная дисфункция у больных метаболическим синдромом: эпидемиология, патогенез, диагностика, лечение и профилактика. Автореферат. дис. … докт. мед. наук. М., 2007. 249 с.
  9. Болотова Н. В., Коновалова О. Л. и др. Подростки с гипоспадией: качество жизни // Лечащий Врач. 2013, № 11. С. 43–46.
  10. Недогода С. В., Саласюк А. С. и др. Особенности лечения артериальной гипертензии при метаболическом синдроме у мужчин с эректильной дисфункцией // Медицинский совет. 2013, № 5, с. 60–69.
  11. Белова А. Н., Щепетова О. Н. Шкалы, тесты и опросники в медицинской реабилитации. М.: Антидор, 2002.

Н. В. Болотова, доктор медицинских наук, профессор
О. Л. Коновалова1

ГБОУ ВПО СГМУ им. В. И. Разумовского МЗ РФ, Саратов

1 Контактная информация: sana_belle@bk.ru


Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь
Реклама