COVID-ассоциированная аносмия. Практические советы врачу

Реклама
19-03-2021
Аносмия – один из наиболее типичных симптомов COVID-19. Эксперты сходятся во мнении, что применение местных кортикостероидов при нарушениях обоняния на фоне инфекции COVID-19 более эффективно и безопасно, чем использование препаратов системного действия.

11 марта 2020 г. ВОЗ официально объявила о начале пандемии COVID-19. Уже 28 марта 2020 г. президент Британского общества ринологов профессор Хопкинс обратил внимание медицинской общественности на то, что новый вирус может вызвать аносмию у инфицированных пациентов. По данным A. Vroegop и соавт. к маю того же года пандемия SARS-CoV-2 повысила осведомленность о гипосмии или аносмии как о потенциальной сопутствующей симптоматике [1].

Реклама

Исследования аносмии при COVID-19 доказывают, что потеря обоняния имеет большое клиническое значение не только как фактор, снижающий качество жизни пациента и увеличивающий риск бытовых несчастных случаев, но и как симптом, позволяющий своевременно выявить заболевание на ранних стадиях и при легкой форме течения. Специалисты призывают организаторов здравоохранения и ВОЗ особенно отметить, что пациенты с изолированным нарушением обоняния могут быть скрытыми носителями и распространителями вируса [2]. Включение аносмии в критерии для самоизоляции могло бы помочь предотвратить распространение пандемии и снизить число заболевших, в том числе, ЛОР-врачей и хирургов, которых в Европе стало больше, чем инфицированных врачей других специальностей [3, 4].

Аносмия при заболеваниях верхних дыхательных путей

К сегодняшнему дню известны более 200 различных вирусов, провоцирующих заболевания верхних дыхательных путей, и многие из них могут вызывать аносмию [4]. Механизмы нарушения обоняния при вирусных инфекциях достаточно хорошо изучены. Так, при гриппе нарушение восприятия запахов носит сенсоневральный характер, тогда как при прочих острых респираторных заболеваниях ольфакторная дисфункция обусловлена кондуктивными и смешанными причинами.

У пациентов ЛОР-профиля ринологическая патология становится причиной 75% диагностируемых нарушений обоняния [5]. При хроническом риносинусите аносмия наблюдается в 25% случаев, а при полипозном процессе – при 80% [6, 7]. При данных нозологиях потеря обоняния также имеет кондуктивный характер и связана с отеком слизистой, нарушением рН секрета боуменовых желез, метаплазией эпителия, а на поздних стадиях и фиброзным перерождением ткани, а также с механической обструкцией носовых ходов полипами [8].

Реклама

Исследования показывают высокую распространенность обонятельных расстройств у пациентов с аллергическим ринитом – от 21,4% до 60% [9]. В основе нарушения восприятия запахов лежит отек слизистой, гиперсекреция слизи, повышение концентрации эозинофилов, эозинофильного катионного белка и триптазы в носовой слизи [10]. Таким образом, в большинстве случаев работа обонятельного анализатора нарушается лишь вторично за счет отека и блокирования обонятельной области [11].

Механизм развития аносмии при COVID-19

Изначально ученые предположили, что нарушение обоняния при новой коронавирусной инфекции, как при гриппе, возникает в результате повреждения обонятельного эпителия и гибели ольфакторных нейронов и, следовательно, носит сенсоневральный характер [12]. Эксперимент на мышах продемонстрировал стремительное распространение коронавируса по нейронам в обонятельную луковицу и соседние отделы головного мозга [13].

Более позднее исследование D. Brann и соавт., проведенное также на мышах, убедительно продемонстрировало роль в развитии аносмии рецепторов ACE-2 и TMPRSS2. Эти рецепторы, которые SARS-CoV-2 использует для проникновения в клетки, экспрессируются на слизистой оболочке обонятельного эпителия, однако не на обонятельных сенсорных нейронах, а на поддерживающих клетках и стволовых клетках базального эпителия. Подгруппы поддерживающих клеток, клеток желез Боумена и клеток базального эпителия обонятельной зоны коэкспрессируют рецептор CoV-2 ACE2 и протеазу белка шипа TMPRSS2 на уровнях, сравнимых с уровнями, наблюдаемыми в клетках легких. В зрелых же обонятельных сенсорных клетках ACE2 и TMPRSS2 не экспрессируются. Эти наблюдения предполагают, что CoV-2 не проникает непосредственно в нейроны, а его мишенью являются поддерживающие и стволовые клетки обонятельного эпителия [14].

Реклама

Сегодня рассматривается и другие теории нарушения обоняния при COVID-19. Пока специалистам не удалось выработать единое мнение, многие придерживается мультифакторной теории, согласно которой аносмия при SARS-CoV-2 имеет смешанный характер.

Особенности COVID-ассоциированной аносмии

Исследования показывают, что наиболее типичными симптомами COVID-19 являются оториноларингологические и пульмонологические проявления: кашель, боль в горле и одышка. Ринорея, заложенность носа, головокружение и нарушение обоняния встречаются реже, но в то же время COVID-19 может проявляться исключительно изолированной внезапной гипо- или аносмией [15].

Дизосмия при COVID-19

  • может предшествовать появлению кашля или одышки, а также в большинстве случаев сопровождается потерей вкуса. Согласно данным, полученным из Китая, Италии, Южной Кореи, Ирана, США, Франции нарушения вкуса и обоняния отмечаются у 17-87% больных с подтвержденным COVID-19 [11].
  • согласно исследованию T. Klopfenstein и соавт. развивается в среднем через 4,4 дня после начала заражения [16].
  • становится начальным симптомом более чем у четверти больных. Улучшение состояния отмечается у 27% пациентов через неделю после потери обоняния, и у 85% в течение 10 дней [17].
  • более характерна для женщин. В мультицентровом европейском исследовании J. Lechien и соавт. также приходит к выводу, что обонятельные и вкусовые расстройства являются распространенными симптомами у пациентов с COVID-19, у которых могут отсутствовать другие носовые симптомы [18].

Методы восстановления обоняния при COVID-ассоциированной аносмии

Нарушение обоняния при SARS-CoV-2 имеет транзиторный характер, и несмотря на то, что трудно переносится пациентами, не требует системных мер лечения.

Реклама

Если аносмия теряет обычный транзиторный характер и персистирует после купирования других симптомов заболевания, следует назначить контроль обонятельной функции в динамике и рассмотреть вопрос о рекомендации больному дополнительных медикаментозных и немедикаментозных средств для скорейшего восстановления [19, 20].

Возможные рекомендации:

  1. ОМЕГА-3 жирные кислоты 500-1000мг/сут. Некоторые данные свидетельствуют о потенциальной пользе омега-3 для лечения обонятельных расстройств [21-23].
  2. Ретинол (витамин A) и цинк. Потенциально препараты цинка и местное использование витамина A могут сыграть положительную роль в стимуляции иммунного ответа. Исследования поводятся [21-25], и единого мнения по данному вопросу пока не существует. В любом случае, стоит предупредить пациента об опасности длительного применения высоких доз ретинола.
  3. Обонятельная тренировка. Позволяет улучшить постинфекционное состояние обонятельной системы [21, 22].
  4. Интраназальные глюкокортикостероиды рекомендуются только при сопутствующих признаках воспаления слизистой оболочки полости носа и наличии жалоб.

Обонятельная тренировка

Обонятельный тренинг применяется при дизосмии самой разной этиологии, и назначение его при персистирующей, вызванной COVID-19 аносмии, представляется рациональным.

Реклама

Тренировка проводится пациентом самостоятельно и представляет собой регулярное, от 2 до 8 и более раз в день, вдыхание носом ароматических пахучих веществ. Наборы одорантов составляются произвольно. В частности, это могут быть эфирные масла, нанесенные на ватный диск.

Первое исследование тренинга с помощью набора эфирных масел (роза, эвкалипт, лимон, гвоздика 2 раза в день) было проведено T. Hummel и соавт. у пациентов с поствирусной, посттравматической и идиопатической аносмией. Через 12 нед в группе контроля восприятие запахов не изменилось, тогда как у пациентов, регулярно тренирующих ольфакторную систему, отмечалось улучшение обоняния. Также высокая эффективность тренинга была доказана и для пациентов с гипосмией, связанной с болезнью Паркинсона [26].

Исследователи предполагают, что патофизиологический механизм улучшения обоняния на фоне тренинга связан с повышением регенеративной способности ольфакторных нейронов в ответ на стимуляцию пахучими веществами. Для достижения хороших результатов курс тренировок должен быть длительным, и каждые три месяца следует менять набор одорантов.

Возможности применения интраназальных кортикостероидов при COVID-ассоциированной аносмии

Отдельного внимания заслуживает вопрос о медикаментозном лечении расстройств обоняния, вызванных инфицированием коронавирусом. Доказательных положений в этой области пока не существует. На данный момент эксперты соглашаются с тем, что назначение системных кортикостероидов не рекомендуется, так как это повышает риск развития интерстициальной пневмонии и острой дыхательной недостаточности и нивелирует манифестацию основных симптомов заболевания [4, 19, 20, 27]. В то же время многие эксперты придерживаются мнения, что при нарушениях обоняния на фоне коронавирусной инфекции можно рекомендовать кортикостероиды назального применения [21, 22].

Реклама

Стоит отметить, что опубликованные положения документа ВОЗ ARIA (Аллергический ринит и его влияние на астму) и EEACI (Европейская академия аллергологии и клинической иммунологии) настоятельно рекомендуют больным бронхиальной астмой, аллергическим ринитом (АР) и полипозным риносинуситом продолжать базисную терапию ингаляционными и/или интраназальными кортикостероидами в обычном режиме даже в том случае, если произошло инфицирование коронавирусом. Отмена базисной терапии при сезонном АР приводит к усилению симптомов, в частности чихания, и распространению инфекции [27]. Кроме того, кортикостероиды способны повышать защитный потенциал эпителиального покрова верхних дыхательных путей, в том числе к воздействию вирусов [19, 28].

Дополнительную безопасность для местного применения кортикостероидов обеспечивает их присутствие в дегидрированной форме, в частности входящей в состав лекарственного препарата Полидекса с фенилэфрином. Дегидрированная форма дексаметазона метасульфобензоат натрия в составе препарата обеспечивает безопасное топическое действие и исключает системное воздействие и передозировку.

Назальный спрей Полидекса с фенилэфрином – многокомпонентный препарат, содержащий неомицина сульфат (1 г), полимиксина В сульфат (1 000 000 ЕД), дексаметазона метасульфобензоат натрия (0,025 г) и фенилэфрина гидрохлорид (0,250 г), и доказавший свою эффективность в лечении ринита, синусита [29], в том числе с потерей обоняния.

Реклама

Преимущества препарата Полидекса с фенилэфрином:

  • оказывает антимикробный, противовоспалительный, гипосенсибилизирующий и сосудосуживающий эффекты;
  • сочетание 2 антибиотиков, неомицина и полимиксина В, расширяет антибактериальный спектр в отношении возбудителей острых и хронических ринитов и синуситов;
  • фенилэфрин, мягкое сосудосуживающее средство из группы альфа-адреномиметиков, способствует улучшению носового дыхания и активизирует доставку активных компонентов к очагу воспаления;
  • дексаметазон облегчает проникновение в ткани антибактериальных компонентов и оказывает выраженное противовоспалительное, противоотечное, гипосенсибилизирующее действие;
  • компоненты назального спрея Полидекса с фенилэфрином оптимально подобраны и оказывают аддитивное действие [29].

Эффективность назального спрея Полидекса с фенилэфрином для лечения гипосмии при остром и хроническом риносинусите была убедительно продемонстрирована в ходе исследования Безшапочного С.Б. и соавт. Результаты сравнения группы, использовавшей спрей Полидекса с фенилэфрином в течение 5 дней, и группы, применявшей интраназально солевой раствор, показало, что на 10-й день от начала терапии среди пациентов первой группы ни один пациент не предъявлял жалобы на снижение обоняния, в отличие от группы контроля. Разница между группами по показателю аносмии составила 1,1 балл. Кроме того, препарат показал значимое преимущество и по другим конечным точкам: выраженность отека носовых раковин уменьшилась на 1,8 баллов, гиперемия носовых раковин – на 2 балла, выделения из среднего носового хода – на 2,1 балла, заложенность носа – на 1,6 баллов [30].

Реклама

Работа позволяет сделать вывод, что комбинация неомицина сульфата + полимиксина В сульфат + дексаметазона натрия + фенилэфрина гидрохлорида в форме назального спрея несомненно является препаратом выбора в комплексном лечении риносинуситов. Его введение непосредственно в очаг воспаления позволяет достичь оптимального комплексного воздействия антибактериального, противовоспалительного и сосудосуживающего компонентов, что способствует усилению лечебного эффекта и, как следствие, ускорению выздоровления пациентов.

Заключение

Патология слизистой оболочки носа и околоносовых пазух приобретает все большее значение в понимании механизмов распространения COVID-19. Синоназальный тракт может быть важным резервуаром инфекции, в то время как выделение вируса из носа – важным механизмом передачи. Аносмия без заложенности носа может быть высокоспецифичным показателем COVID-19 [31].

Клинические подходы к лечению гипо- или аносмии при COCID-19 пока недостаточно сформированы. Согласно имеющимся данным, при персистировании нарушения обоняния рациональным представляется назначение обонятельной тренировки и некоторых нутриентов. Назначение интраназальных глюкокортикостероидов при нарушении обоняния рекомендовано в случае наличия сопутствующих признаков воспаления слизистой оболочки полости носа и жалоб. Назальный спрей Полидекса с фенилэфрином, содержащий антибактериальный, противовоспалительный и сосудосуживающий компоненты, является обоснованным выбором в комплексном лечении ринитов и риносинуситов, протекающих в том числе с гипо- и аносмией.

Реклама

Источники

  1. Vroegop AV, Eeckels AS, Van Rompaey V, et al. COVID-19 and olfactory dysfunction — an ENT perspective to the cur-rent COVID-19 pandemic. B-ENT 2 May 2020. https://doi.org/10.5152/B-ENT.2020.20127
  2. Lechien JR, Hopkins C, Saussez S. Sniffing out the evidence; It’s now time for public health bodies recognize the link between COVID-19 and smell and taste disturbance. Rhinology. 2020. https://doi.org/10.4193/Rhin20.159
  3. Moein ST, Hashemian SMR, Mansourafshar B, Khorram-Tousi A, Tabarsi P, Doty RL. Smell dysfunction: a biomarker for COVID-19. International Forum of Allergy & Rhinology. 2020. https://doi.org/10.1002/alr.22587
  4. Hopkins C, Kumar N. Loss of sense of smell as marker of COVID-19 infection ENT UK. 2020. Date accessed: 26/03/2020. https://www.entuk.org/sites/default/files/files/Loss of sense of smell as marker of COVID.pdf
  5. Damm М., Quante G., Jurk Т., Sauer J.A. (2004) Nasal colonization with Staphylococcus aureus is not associated with the severity of symptoms or the extent of the disease in chronic rhinosinusitis. Otolaryngol. Head. Neck Surg., vol. 131, no 3, рр. 200–206
  6. Delank K.W., Stoll W. (1998) Olfactory function after functional endoscopic sinus surgery for chronic sinusitis. Rhinology, vol. 36, no 1, рр. 15–19.
  7. Lund V.J., Scadding G.K. (1994) Objective assessment of endoscopic sinus surgery in the managemen of chronic rhinosinusitis: an update. J. Laryngol. Otol., vol. 108, рр. 749–753.
  8. Kern R.C. (2000) Chronic sinusitis and anosmia: pathologic changes in the olfactory mucosa. Laryngoscope., vol. 110, no 7, рр. 1071–1077.
  9. Cowart B.J, Flynn-Rodden К., McGeady S.J., Lowry L.D. (1993) Hyposmia in allergic rhinitis. J. Allergy Clin. Immunol., vol. 91, рр. 747–751.
  10. Becker S., Pfl ugbeil С., Groger М. (2012) Olfactory dysfunction in seasonal and perennial allergic rhinitis. Acna Otolaryngol., vol. 132, no 7, рр. 763–768.
  11. Карапетян Л.С., Свистушкин В.М. Обонятельная дисфункция и COVID-19 — текущее состояние проблемы. Вестник оториноларингологии.2020;85(6):100-104. https://doi.org/10.17116/otorino202085061100
  12. Hopkins C, Surda P, Whitehead E, Kumar BN. Early recovery following new onset anosmia during the COVID-19 pandemic — an observational cohort study. Version 2. Otolaryngology Head and Neck Surgery. 2020;49(1):26. https://doi.org/10.1186/s40463-020-00423-8
  13. Netland J, Meyerholz DK, Moore S, Cassell M, Perlman S. Severe acute respiratory syndrome coronavirus infection causes neuronal death in the absence of encephalitis in mice transgenic for human ACE2. Journal of Virology. 2008;82(15):7264-7275. https://doi.org/10.1128/JVI.00737-08
  14. Brann D, Tsukahara T, Weinreb C, et al. Non-neural expression of SARS-CoV-2 entry genes in the olfactory epithelium suggests mechanisms underlying anosmia in COVID-19 patients. 2020. https://www.biorxiv.org/content/10.1101/2020.03.2 5.009084v1
  15. Krajewska J, Krajewski W, Zub K, Zaton ski T. REVIEW ARTICLE COVID-19 in otolaryngologist practice: a review of current knowledge. European Archives of Oto-Rhino-Laryngology.. https://doi.org/10.1007/s00405-020-05968-y
  16. Klopfenstein T, Kadiane-Oussou NJ, Toko L, et al. Features of anosmia in COVID-19. Med Mal Infect. 2020.
  17. American Academy of Otolaryngology — Head and Neck Surgery. COVID-19 Anosmia Reporting Tool for Clinicians. Accessed April 6, 2020. https://www.entnet.org/content/reporting-tool-patients-anosmiarelated-covid-19
  18. Lechien JR, Chiesa-Estomba CM, De Siati DR, et al. Olfactory and gustatory dysfunctions as a clinical presentation of mild-tomoderate forms of the coronavirus disease (COVID-19): a multicenter European study. Eur Arch Otorhinolaryngol. 2020.
  19. Riggioni C, Comberiati P, Giovannini M, Agache I. A compendium answering over 140 questions on COVID-19 and SARS-CoV-2. Preprint May 29, 2020. https://doi.org/10.22541/au.159076950.07819469
  20. Hopkins C, Bachert C, Scadding G, Hummel T, Hellings P. Information for rhinologists on COVID-19. European Rhinologic Society. 2020. Accessed May 30, 2020.
  21. Information sur des formes cliniques atypiques de COVID-19 Paris: DGS-Urgent — Service pour les professionels de la santé — Ministère des Affaires Sociales et de la Santé. 2020. Available at: Vroegop et al. COVID-19 and olfactory dysfunction B-ENT 2020.
  22. Coronavirus disease 2019: World Health Organisation. https://www.who.int/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019/events-as-they-happen
  23. Interim clinical guidance for management of patients with confirmed Coronavirus disease (COVID-19): centers for disease control and prevention. https://www.cdc.gov/corona-virus/2019-ncov/hcp/clinical-guidance-management-patients
  24. Hummel T, Whitcroft KL, Rueter G, Haehner A. Intranasal vitamin A is beneficial in post-infectious olfactory loss. European Archives of Oto-Rhino-Laryngology. 2017; 274:2819-2825. https://doi.org/10.1007/s00405-017-4576-x
  25. Blakemore LJ, Trombley PQ. Zinc modulates olfactory bulb kainate receptors. Neuroscience. 2020; 428:252-268. https://doi.org/10.1016/j.neuroscience.2019.11.041
  26. Hummel T, Whitcroft KL, Andrews P, Altundag A, Cinghi C, Costanzo RM, Damm M, Frasnelli J, Gudziol H, Gupta N, Haehner A, Holbrook E, Hong SC, Hornung D, Hüttenbrink KB, Kamel R, Kobayashi M, Konstantinidis I, Landis BN, Leopold DA, Macchi A, Miwa T, Moesges R, Mullol J, Mueller CA, Ottaviano G, Passali GC, Philpott C, Pinto JM, Ramakrishnan VJ, Rombaux P, Roth Y, Schlosser RA, Shu B, Soler G, Stjärne P, Stuck BA, Vodicka J, Welge-Luessen A. Position paper on olfactory dysfunction. Rhinology. Supplement. 2017;54(26):1-30. https://doi.org/10.4193/Rhino16.248
  27. Bousquet J, Akdis C, Jutel M, Bachert C, Klimek L, Agache I, Ansotegui IJ, Bedbrook A, Bosnic-Anticevich S, Canonica GW, Chivato T, Cruz AA, Czarlewski W, Del Giacco S, Du H, Fonseca JA, Gao Y, Haahtela T, Hoffmann-Sommergruber K, Ivancevich JC, Khaltaev N, Knol EF, Kuna P, Larenas-Linnemann D, Mullol J, Naclerio R, Ohta K, Okamoto Y, O’Mahony L, Onorato GL, Papadopoulos NG, Pfaar O, Samolinski B, Schwarze J, Toppila-Salmi S, Ventura MT, Valiulis A, Yorgancioglu A, Zuberbier T; ARIA-MASK study group. Intranasal corticosteroids in allergic rhinitis in COVID-19 infected patients: an ARIA-EAACI statement. Allergy. 2020. https://doi.org/10.1111/all.14302
  28. Steelant B, Seys SF, Van Gerven L, Van Woensel M, Farré R, Wawrzyniak P, Kortekaas Krohn I, Bullens DM, Talavera K, Raap U, Boon L, Akdis CA, Boeckxstaens G, Ceuppens JL, Hellings PW. Histamine and T helper cytokine-driven epithelial barrier dysfunction in allergic rhinitis. The Journal of Allergy and Clinical Immunology. 2018; 141:951-963. https://doi.org/10.1016/j.jaci.2017.08.039
  29. Гаращенко Т.И., Тарасова Г.Д., Алферова М.В., Гаращенко М.В., Рогова Е.С. Современные возможности терапии поствирусного риносинусита в детском возрасте // МС. 2018. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennye-vozmozhnosti-terapii-postvirusnogo-rinosinusita-v-detskom-vozraste (дата обращения: 03.03.2021).
  30. Безшапочный С.Б., Иванченко С.А., Гришина И.С. Повышение эффективности лечения бактериальных риносинуситов // Вісник проблем біології і медицини. 2018. №2 (144). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/povyshenie-effektivnosti-lecheniya-bakterialnyh-rinosinusitov (дата обращения: 03.03.2021).
  31. Gengler I, Wang JC, Speth MM, Sedaghat AR. Sinonasal pathophysiology of SARS-CoV-2 and COVID-19: A systematic review of the current evidence. Laryngoscope Investigative Otolaryngology. 2020;1-6. https://doi.org/10.1002/lio2.3846

Реклама