Коррекция проявлений синдрома хронической усталости: роль витаминно-минерального комплекса на основе витаминов группы В

10-04-2015
В статье представлены данные о синдроме хронической усталости, его проявлениях, подходах к диагностике и лечению. Описаны эффекты витаминов группы В на неврологические функции (обеспечение энергии, настроение, когнитивные функции, сопротивляемость стресса

Одним из состояний, актуальных для неврологов и психиатров, является синдром хронической усталости (СХУ, англ. chronic fatigue syndrome), который лишь в самом конце ХХ века был признан распространенной патологией [1]. В новейшей публикации K. Olson и соавт. (2015) рассматриваются этиологические аспекты СХУ [2].

Практика показывает, что наиболее часто СХУ отмечается у сравнительно молодых и целеустремленных индивидов, энергичных в повседневной деятельности. Помимо бизнесменов и менеджеров, испытывающих постоянное психоэмоциональное давление и стрессы (отсюда такие неофициальные названия СХУ, как «синдром менеджера» и «синдром выгорания на работе»), к представителям группы риска по этому патологическому состоянию могут быть отнесены представители творческих профессий, пациенты с хроническими воспалительными заболеваниями; лица, проживающие в условиях неблагоприятной экологической обстановки, жители больших городов и др. Именно у этих лиц зачастую появляются ухудшение памяти и внимания, повышенная утомляемость, вследствие чего возникает необходимость улучшить когнитивные функции и уровень физической активности.

Зачастую описываемые выше проблемы испытывают подростки (возраст 15–17 лет), являющиеся учащимися старших классов средней школы, колледжей и первых курсов высших учебных заведений. Хотя старшие школьники, подростки и юноши в подавляющем большинстве еще не работают, они регулярно испытывают воздействие стрессов (учебная нагрузка, зачеты, экзамены) и других негативных влияний окружения, нерационально питаются, проводят излишне много времени, занимаясь с ПК, игровыми приставками и видеоносителями [3]. T. T. Asprusten и соавт. (2015), основываясь на данных обследования 120 пациентов (возраст 12–18 лет) с СХУ, cообщают о неполном соответствии подросткового варианта болезни действующим в настоящее время диагностическим критериям [4].

Если кратко суммировать основные факторы риска СХУ, то в их числе окажутся следующие: 1) неблагоприятные условия жизни; 2) повышенный радиационный фон; 3) снижение иммунологической и нервно-психической сопротивляемости организма под воздействием факторов быта и окружения; 4) частые и длительные стрессы; 5) однообразная и напряженная работа; 6) регулярная нехватка физической нагрузки; 7) нерациональное, нерегулярное и несбалансированное питание; 8) истинное или кажущееся отсутствие жизненных перспектив [1, 2].

Отнесение СХУ к отдельной нозологической форме патологии является дискутабельным моментом. Этиопатологические аспекты СХУ остаются окончательно не изученными, хотя имеется ряд теорий и гипотез, объясняющих его возникновение. В частности, одна из ведущих теорий основана на вирусологической концепции происхождения СХУ, так как у пациентов с этим патологическим состоянием в крови часто определяются антитела к вирусу Эпштейн–Барр, а латентная вирусная инфекция дополнительно способствует истощению организма при повышенных физических и/или эмоциональных нагрузках. Другая популярная теория гласит, что причиной возникновения СХУ является психическое (психологическое) расстройство, поскольку практически в 50% случаев у пациентов с СХУ выявляются признаки депрессии. В ряде случаев СХУ рассматривается в качестве одного из вариантов депрессии (соматической) [1, 2].

Забегая вперед, можно отметить, что поскольку в лечении СХУ активно применяются не только антидепрессанты (пипофезин, флуоксетин, сертралин и др.) и транквилизаторы/анксиолитики (гидроксизин, тофизопам, буспирон, медазепам и др.), но и ноотропные и нейрометаболические (аминоуксусная кислота, аминофенилмасляная кислота, аналог фрагмента адренокортикотропного гормона — гептапептид метионил-глутамил-гистидил-фенилаланил-пролил-глицил-пролин и др.), противоспалительные (нестероидные противовоспалительные средства), витаминные средства (преимущественно витамины группы В, аскорбиновая кислота), иммуностимуляторы/иммуномодуляторы (производные пиримидина и имидазолина, интерфероны и интерфероногены, алифатические полиамины, производные нуклеиновых кислот) и т. д., по-видимому, этиология страдания является мультифакториальной и сочетанной.

Предполагается, что СХУ сопряжен с такими аспектами современной жизни, как жизнь в больших городах, интенсивная (порой чрезмерная) эмоционально-психическая нагрузка, неблагоприятная экологическая обстановка и т. д. [1, 2].

Проявлениями СХУ служат многочисленные симптомы со стороны различных органов и систем организма (нервной, вегетативной, эндокринной, мышечной, лимфатической, сердечно-сосудистой систем, органов желудочно-кишечного тракта и т. д.).

В настоящее время принято выделять большие (обязательные) и малые (дополнительные/вспомогательные) критерии СХУ. К обязательным критериям СХУ относятся следующие: 1) постоянная усталость и снижение работоспособности на 50% и более у ранее здоровых людей в течение не менее 6 месяцев; 2) отсутствие каких-либо манифестных заболеваний и других причин, которые могли бы вызвать такое состояние. В свою очередь, малые критерии СХУ более многочисленны: 1) симптомы хронического инфекционного процесса (субфебрильная температура, хронический фарингит, увеличение лимфатических узлов, мышечные и суставные боли); 2) признаки наличия психических и психологических проблем/расстройств (нарушения сна, ухудшение памяти, депрессия); 3) проявления вегетативной и/или вегетативно-эндокринной дисфункции (быстрое изменение массы тела, нарушение функций желудочно-кишечного тракта, снижение аппетита, сердечные аритмии, дизурия); 4) признаки аллергии и повышенной чувствительности к лекарственным препаратам, инсоляции, алкоголю [1].

Диагностические критерии СХУ были предложены K. Fukuda и соавт. (1994) [5]. В соответствии с ними диагноз СХУ принято считать достоверным в тех случаях, когда у индивида отмечается наличие двух обязательных критериев, а также в течение не менее 6 месяцев наблюдаются не менее четырех признаков из перечисленных далее восьми дополнительных:

1) нарушения памяти и/или концентрации внимания;
2) фарингит;
3) болезненные шейные лимфоузлы;
4) мышечные боли (миалгии);
5) полиартралгии;
6) головная боль (необычная, новая для конкретного пациента);
7) cон, не приносящий удовлетворения (не освежающий);
8) недомогание/усталость после физического напряжения [5].

Среди других проявлений СХУ можно отметить: боль в горле или груди, спутанность мышления, головокружения, состояние тревоги, а также другие малоспецифические симптомы невыясненного патогенеза [1, 5].

Для лиц, страдающих СХУ, типичны (не всегда) вредные привычки, вегетативная дисфункция, гипертоническая болезнь, хронические заболевания мочеполовой сферы.

Р. И. Ягудина и Е. Е. Аринина (2014) указывают, что объективные признаки СХУ ассоциированы с изменениями в иммунном статусе, в частности, снижение уровня IgG в крови — преимущественно за счет подклассов IgG1- и IgG3-классов; уменьшение численности CD3+ и СD4+ Т-лимфоцитов, а также натуральных киллеров; повышение уровня циркулирующих иммунных комплексов и различных противовирусных антител, β-эндорфина, интерлейкина-1β и интерферона; повышенное содержание фактора некроза опухолей (ФНО) [1].

Объективная диагностика СХУ осложняется тем обстоятельством, что большинство традиционных инструментальных и лабораторных методов исследований не позволяют выявить практически никаких специфических изменений (за исключением нарушений в иммунном статусе пациента). Тем не менее, диагноз СХУ обычно устанавливается на основании характерных жалоб (периодические боли — головные и в различных частях тела, слабость, быстрая/повышенная утомляемость, неприятные ощущения в горле, нарушения формулы сна — проблемы с засыпанием вечером, сонливость в дневное время суток). Пациенты с СХУ склонны к употреблению алкогольных напитков и психотропных средств (психостимуляторы, транквилизаторы). Тщательный сбор анамнеза, отсутствие четких (специфических) жалоб при наличии нарушений психологического статуса и эмоциональных расстройств — лишь эти данные могут помочь в установлении диагноза СХУ (при отсутствии иного объяснения для имеющегося состояния).

Проявления СХУ обычно характеризуются стойким персистированием. Прогноз болезни может считаться благоприятным при условии обратного развития симптомов в течение первых лет после дебюта, но при длительном течении СХУ с признаками сопутствующей депрессии прогноз существенно ухудшается.

Существует также состояние, известное под названием «миалгический энцефаломиелит/синдром хронической усталости» (англ. аббр. ME/CFS). В недавней совместной публикации Комитета по диагностическим критериям ME/CFS, Совета по здоровью отдельных групп населения и Института медицины (США) пересмотрены критерии этой сочетанной, мультисистеменой патологии, которой страдают миллионы людей по всему миру [6].

В лечении СХУ, помимо перечисленных выше групп фармакопрепаратов, используются также немедикаментозные методы терапии (диетотерапия, режимные мероприятия: дозирование физической и/или психической нагрузки, нормализация отдыха, ограничение времени, проводимого за ПК, при просмотре ТВ-программ, отказ от вредных привычек — табакокурения и потребления алкоголя, занятия спортом и физкультурой; массаж, лечебная физкультура, аутогенная тренировка, психотерапия и т. д.). С учетом прочно укоренившейся тенденции к активному применению при СХУ препаратов, повышающих общую (неспецифическую) сопротивляемость организма, особое внимание следует обратить на некоторые витаминные комплексы, одним из которых является Берокка Плюс, выпускаемый в двух лекарственных формах — таблетки, покрытые оболочкой, и таблетки шипучие (для растворения). Состав этого препарата (витаминно-минеральный комплекс) представлен в таблице [7]. Для сравнения в таблице также отражены рекомендуемые в Российской Федерации нормы суточного потребления витаминов и минеральных веществ, входящих в состав комплекса Берокка Плюс [8].

В этой связи далее целесообразно рассмотреть механизмы действия физиологических доз витаминов группы В на нервную систему. Так, тиамин (витамин В1) выполняет роль кофермента, участвующего в метаболизме углеводов, а также обеспечивает проводимость нервных импульсов. Рибофлавин (витамин В2) необходим для выработки энергии, незаменим для адекватного метаболизма жиров, белков и углеводов. Никотинамид (витамин В3) не только способствует высвобождению пищевой энергии, но и является значимым участником окислительно-восстановительных реакций. Пантотеновая кислота (витамин В5) вовлечена в процессы аминокислотного метаболизма, а также способствует поддержанию иммунной и нервной систем. Функции пиридоксина (витамин В6) в центральной нервной системе (ЦНС) многочисленны и разнообразны, но особенно его значение велико для синтеза нейромедиаторов и белкового синтеза (он также замедляет процессы старения). Биотин (витамин В7) — участник процессов обмена жиров, углеводов и белков, синтеза глюкозы и аскорбиновой кислоты; оказывает благотворное влияние на функции ЦНС (в частности, препятствует появлению анорексии и миалгий). Фолиевая кислота (витамин В9) и ее коферменты вовлечены в многочисленные реакции, включая синтез ДНК и пурина. Цианокобаламин (витамин В12) препятствует возникновению таких нейропатологических феноменов, как демиелинизация и необратимая гибель нейронов, он также обладает антидепрессивным эффектом.

В свою очередь, аскорбиновая кислота (витамин С), не относящаяся к витаминам группы В, является признанным антиоксидантом, принимает участие в функционировании многих ферментов (реакции гидроксилирования и др.), оказывает влияние на функции лейкоцитов.

По своей сути комплексный витаминно-минеральный препарат Берокка Плюс является витотоником. Его компоненты действуют не менее чем в четырех направлениях:

1) обеспечение поступления энергии (АТФ);
2) нормализация настроения;
3) улучшение когнитивных функций;
4) противостояние стрессам и/или защита от их последствий.

Об эффектах витаминов, оказываемых на церебральные и неврологические функции индивидов различного возраста, нами неоднократно сообщалось ранее [9–12]. Тем не менее, хотелось бы более подробно остановиться на основных направлениях действия компонентов Берокка Плюс.

Энергия (АТФ). Общеизвестно, что витамины группы В являются коферментами цикла Кребса, обеспечивающего преобразование глюкозы в энергию, что невозможно при отсутствии упомянутых выше кофакторов. Последние представляют собой соответствующие ферменты, обеспечивающие функциональность цикла Кребса (внутренней «энергетической мельницы» организма). Высокие энергозатраты всегда требуют получения энергии с высоким коэффициентом полезного действия. Здесь ключевую роль приобретают витамины группы В. Именно они представлены в оптимальном количестве и соотношении, являясь важнейшими ингредиентами препарата Берокка Плюс.

Настроение. Витамины группы В участвуют в синтезе серотонина, а именно он считается главным нейромедиатором, регулирующим настроение индивида. Следует вспомнить, что современные антидепрессанты, являющиеся ингибиторами обратного захвата серотонина, заставляют организм использовать молекулу серотонина в несколько раз более эффективно. К сожалению, при длительных и/или частых воздействиях стрессов запасы серотонина в организме истощаются. При этом может возникнуть состояние субдепрессии, а впоследствии — депрессия. В последнем случае для поддержания психического здоровья пациента витаминов будет не достаточно.

Улучшение когнитивных функций. Роль витаминов группы В в поддержании и улучшении когнитивных функций рассматривается в обзоре C. McGarel и соавт. (2015) [13]. В двойном слепом, плацебо-контролируемом, рандомизированном исследовании, выполненном A. Scholey и соавт. (2013), убедительно продемонстрировано, что витаминно-минеральные комплексы Берокка объективно оказывают положительный эффект на когнитивные функции индивидов, что подтверждается данными нейрокогнитивного и функционального МРТ-исследований [14].

Защита от последствий стресса. Аскорбиновая кислота и витамины группы В защищают организм от оксидативного (окислительного) стресса. Они обладают доказанным кардиопротекторным действием, а также нейротрофическими функциями.

Помимо витаминной составляющей, в препарате Берокка Плюс представлены такие минеральные вещества, как кальций (Ca), магний (Mg) и цинк (Zn), положительное влияние которых на когнитивные и иные неврологические функции неоднократно описывалось в литературе [15–17].

Заключение

В современном обществе СХУ продолжает оставаться одной из актуальных проблем [18, 19]. Предполагается, что во многих случаях СХУ у пациентов различного возраста может быть успешно предотвращен за счет свое­временного назначения витаминно-минеральных комплексов (подобных Берокка Плюс) на доманифестном этапе болезни [20].

Литература

  1. Ягудина Р. И., Аринина Е. Е. Синдром хронической усталости. Катрен-стиль // Врач. 2014; 1–2 (125): 7–12.
  2. Olson K., Zimlz O., Stein E. The nature of fatigue in chronic fatigue syndrome // Qual. Health Res. 2015. Feb 26. pii: 1049732315573954. [Epub ahead of print].
  3. Cтуденикин В. М. Стрессы у детей и их коррекция витаминно-минеральными комплексами // D. S. Да Сигна. 2007. № 1/2. С. 26–27.
  4. Asprusten T. T., Fagermoen E., Sulheim D., Skovlund E., Sørensen Ø., Mollnes T. E., Bruun Wyller V. Study findings challenge the content validity of the Canadian Consensus Criteria for adolesxent chronic fatigue syndrome // Acta Paediatr. 2015. Jan 31. doi: 10.1111/apa.12950. [Epub ahead of print].
  5. Fukuda K., Straus S. E., Hickie I., Sharpe M. C., Dobbins J. G., Komaroff A. The chronic fatigue syndrome: a comprehensive approach to its definition and study. International Chronic Fatigue Syndrome Study Group // Ann. Intern. Med. 1994; 121 (12): 953–959.
  6. Сommittee on the Diagnostic Criteria for Myalgic Encephalomyelitis/Chronic Fatigue Syndrome, Board on the Health of Select Populations, Institute of Medicine. Beyond myalgic encephalomyelitis/chronic fatigue syndrome: redefining an illness // Washington (DC): National Academies Press (US); 2015. ISBN-13: 978–0-309–31689–7 ISBN-10: 0–309–31689–8.
  7. Регистр лекарственных средств России РЛС Энциклопедия лекарств. Вып. 22-й / Гл. ред. Вышковский Г. Л. М.: Веданта. 2013; 203–204.
  8. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации. Мет. реком. МР 2.3.1.2432–08.3.2.1. Рациональное питание. М., 2008. 40 с.
  9. Студеникин В. М. Витамины и поливитаминные препараты в России // Доктор.ру. 2004. № 3. С. 30–34.
  10. Витамины в нейропедиатрии как антистрессорные факторы (Справочное пособие для врачей) / Под ред. проф. Студеникина В. М. М., 2006. 32 c.
  11. Студеникин В. М. Витаминно-минеральный комплекс для профилактики атеросклероза и инсульта // Лечащий Врач. 2014. № 2. С. 8–11.
  12. Cтуденикин В. М. Потребность в витаминах и минеральных веществах у детей разного возраста // Лечащий Врач. 2014. № 6. С. 29–33.
  13. McGarel C., Pentieva K., Strain J. J., McNulty H. Emerging roles for folate and related B-vitamins in brain health across the lifecycle // Proc. Nutr. Soc. 2015. Vol. 74 (1): 46–55.
  14. Scholey A., Bauer I., Neale C., Savage K., Camfield D., White D., Maggini S., Pipingas A., Stough C., Hughes M. Acute effects of different multivitamin mineral preparations with and without Guaraná on mood, cognitive performance and functional brain activation // Nutrients. 2013. Vol. 5 (9). P. 3589–3604.
  15. Студеникин В. М., Курбайтаева Э. М. Кальциопенические состояния и их коррекция // Лечащий Врач. 2010. № 10. С. 54–56.
  16. Студеникин В. М., Турсунхужаева С. Ш., Шелковский В. И. Цинк в нейропедиатрии и нейродиетологии // Лечащий Врач. 2012. № 1, с. 44–47.
  17. Студеникин В. М., Турсунхужаева С. Ш., Звонкова Н. Г., Пак Л. А., Шелковский В. И. Магний и его препараты в психоневрологии // Эффективная фармакотерапия. Неврология и психиатрия. 2012. № 4, с. 8–12; c. 58–60.
  18. Yancey J. R., Thomas S. M. Chroniv fatigue syndrome: diagnosis and treatment // Am. Fam. Physician. 2012. Vol. 86 (8): 741–746.
  19. Werker C. L., Nijhof S. L., van de Putte E. M. Clinical practice: chronic fatigue syndrome // Eur. J. Paediatr. 2013. Vol. 172 (10): 1293–1298.
  20. Ушкалова Е. А. Значение комбинированных препаратов магния и витамина В6 при синдроме хронической усталости // Практическая медицина. 2006. № 2. С. 43–45.

В. М. Студеникин, доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕ

ФГБУ «НЦЗД», Москва

Контактная информация: studenikin@nczd.ru

Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Статьи по теме

Смотреть всё
Ошибка загрузки данных