Постнатальная профилактика аллергии к белкам коровьего молока у детей раннего возраста

Реклама
02-09-2013
У некоторых детей проявления пищевой аллергии обусловлены не белками женского молока, а поступлением пищевых антигенов в женское молоко. Использование новозеландского козьего молока взамен коровьего молока в диетическом и лечебном питании матерей улучшает

аллергия к белкам коровьего молока у детей Несмотря на несомненные преимущества естественного вскармливания, у некоторых детей проявления пищевой аллергии обусловлены не белками женского молока, а нарушениями питания кормящих матерей, поступлением пищевых антигенов и других иммунологических факторов в женское молоко [1–7]. Учитывая тот факт, что для больного ребенка одним из основных причинно-значимых аллергенов в рационе кормящей матери является коровье молоко, были разработаны соответствующие элиминационные диеты для их питания. Значительный интерес представляла не просто элиминация коровьего молока из рациона кормящих матерей, а его замена на адекватные продукты, свободные от антигенных детерминант, характерных для коровьего молока. Целью работы явилась клинико-иммунологическая оценка диетотерапии матерей у детей с атопическим дерматитом на фоне исключительно грудного вскармливания.

Реклама

Под наблюдением находились 100 пар мать/дитя, которые были разделены на две группы. У всех больных детей имел место атопический дерматит, ассоциированный с аллергией к белку коровьего молока (БКМ). Первую группу составили 43 пары мать/дитя, при этом кормящие матери получали элиминационную диету с заменой коровьего молока и продуктов на его основе на полноценное быстрорастворимое новозеландское козье молоко Амалтея, предназначенное для кормящих матерей. Во вторую группу вошли 57 пар мать/дитя, кормящие женщины из этой группы получали только элиминационную диету с исключением всех видов молока. Для определения степени тяжести атопического дерматита использовалась полуколичественная шкала SCORAD (Severity Scoring of Atopic Dermatitis) [8]. Эффективность диетотерапии кормящих женщин оценивали по динамике клинических и иммунологических симптомов атопического дерматита у их детей через 1–3 месяца от начала лечения матерей и детей. Об иммунологической эффективности проводимого лечения у всех больных с аллергией к БКМ и атопическим дерматитом, находящихся на естественном вскармливании, судили по динамике показателей специфических IgE- и IgG-антител к белку коровьего молока, бета-лактоглобулину, казеину, соевому белку и к белку козьего молока и цитокинов.

Обработку полученных результатов исследования проводили с использованием пакета прикладных программ Statistica фирмы StatSoft Inc. (США) для персонального компьютера.

Анализ показателей индекса SCORAD показал, что распределение детей до лечения по степени тяжести АД было одинаковым, в обеих группах больных преобладало тяжелое течение заболевания. У большинства пациентов обеих групп (94%) через 1–3 недели от начала лечения отмечалось клиническое улучшение кожных воспалительных процессов, показатели индекса SCORAD достоверно снизились. У части обследованных детей сохранялась сухость кожи, которая исчезла к 4–5-й неделе от начала лечения. Обострение атопического дерматита после введения в рацион кормящей мамы полноценного козьего молока Амалтея отмечалось только у 6 (13,9%) больных. После перевода женщин на безмолочную диету у этих детей была достигнута ремиссия атопического дерматита.

Реклама

Как показало проведенное иммунологическое исследование, у 65 обследованных детей с атопическим дерматитом из обеих групп повышение в сыворотке крови уровня общего IgE > 15 МЕ/мл отмечалось у 12 (18,5%) больных первой группы и у 19 (29,2%) пациентов из второй группы. Самые высокие показатели общего IgE имели место во второй группе детей, матерям которых в дальнейшем была назначена гипоаллергенная безмолочная диета. На фоне проводимого лечения у больных из обеих групп с атопией значения общего IgE в крови достоверно снизились.

После перевода кормящих матерей на диетотерапию и проведения у наблюдаемых больных противоаллергической терапии у детей обеих групп отмечалось снижение концентрации аллергенспецифических IgE-антител к белкам коровьего молока в крови. Содержание аллергенспецифических IgE-антител к соевому белку и козьему белку в крови не превышало значений, соответствующих первому классу аллергии (низкая степень сенсибилизации) до лечения с дальнейшим понижением их концентрации до нормальных значений на фоне проводимого лечения. Обращало на себя внимание то, что в группе детей, матери которых употребляли козье молоко в составе пол��чаемой гипоаллергенной диеты, аллергенспецифические IgE-антитела в крови к козьему молоку не были обнаружены. Достоверных различий в динамике показателей аллергенспецифических IgE-антител между группами наблюдаемых пациентов на фоне лечения не было зарегистрировано.

На фоне проводимой комплексной терапии матерей и детей концентрация IgG-антител к изучаемым видам белков у наблюдаемых больных также снижалась и соответствовала первому классу аллергии (низкая степень). Достоверных различий между показателями IgG-антител у детей первой и второй групп на фоне лечения не отмечалось.

Реклама

Кроме того, была проведена оценка динамики уровня аллергенспецифических IgE- и IgG-антител и общего IgE в молоке кормящих женщин на фоне проводимой диетотерапии. Содержание общего IgE в молоке кормящих женщин второй группы на фоне безмолочной диеты достоверно снижалось. В первой группе концентрация общего IgE была ниже, чем во второй, и сохранялась невысокой на фоне диеты с включением в рацион питания новозеландского козьего молока. В первой и второй группах матерей на фоне проводимой диетотерапии отмечалось исчезновение аллергенспецифических IgE-антител к козьему молоку в грудном молоке, а во второй группе — и к коровьему молоку. Что касается специфических IgG-антител в женском молоке, то в первой группе женщин IgG-антитела к коровьему молоку исчезали, а к козьему молоку не определялись ни до, ни после лечения.

Анализ динамики показателей интерлейкинов (ИЛ) в крови у больных детей на фоне проводимой комплексной терапии и в зависимости от рационов питания их матерей показал, что имела место тенденция к снижению концентраций ИЛ-2 и ИЛ-13 в крови у пациентов обеих групп. Зафиксирована положительная динамика показателей интерферона-g, фактора некроза опухоли-α, а также факторов миграции лейкоцитов — молекул межклеточной адгезии 1-го типа (ММКА-1) и sE-selectinЕ-селектина в крови в сторону их снижения в обеих группах больных на фоне лечения.

Таким образом, на фоне проведенного лечения, которое включало диетотерапию кормящих матерей и противоаллергическое лечение их детей, у пациентов обеих групп была получена не только ремиссия заболевания, но и было сохранено грудное вскармливание. Сохранение грудного вскармливания у таких детей будет способствовать снижению риска пищевой сенсибилизации и формированию иммунологической толерантности к пищевым антигенам с помощью эффекта иммуномодуляции и влияния на мукозальный иммунитет. Диетотерапия, проводимая у кормящих матерей, оказывала положительное влияние на уровень в грудном молоке общего IgE и аллергенспецифических IgE- и IgG-антител к белкам коровьего и козьего молока. В группе матерей, получавших в составе пищевого рациона новозеландское козье молоко Амалтея взамен коровьего молока, отмечалось исчезновение в грудном молоке аллергенспецифических IgE-антител к козьему молоку, что указывает на целесообразность использования козьего молока в диетическом и лечебном питании [9–11]. Полученные результаты подтверждают целесообразность проведения диетологических мероприятий у кормящих матерей, имеющих детей с атопическим дерматитом, особенно если атопический дерматит вызван аллергией к белкам коровьего молока.

Реклама

Литература

  1. Национальная программа оптимизации вскармливания детей первого года жизни в Российской Федерации. Союз педиатров России. М., 2010, с. 29–33.
  2. Денисова С. Н., Белицкая М. Ю., Сенцова Т. Б. Результаты антенатальной профилактики пищевой аллергии у детей // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2009, 54 (5), с. 109–113.
  3. Greer F. R., Sicherer S. H., Burks A. W. Effects of early nutritional interventions on the development of atopic disease in infants and children: the role of maternal dietary restriction, breastfeeding, timing of introduction of complementary foods, and hydrolyzed formulas // Pediatrics. 2008, 121, p. 183–191.
  4. Bottcher M. F., Jenmalm M. C., Bjorksten B. Cytokine, chemokine and secretory IgA levels in human milk in relation to atopic disease and IgA production in infants // Pediatr. Allergy Immunol. 2003. 14 (1). Р. 35–41.
  5. Laiho K., Lampi A. M., Hamalainen M. Breast milk fatty acids, eicosanoids and cytokines in mothers with and without allergic disease // Pediatr. Res. 2003. 53. Р. 642–647.
  6. Kramer M. S. Does breast feeding help protect against atopic disease? Biology, methodology, and golden jiubilee of controversy // J. Pediatr. 1988. 112. P. 181–190.
  7. Yang Y. W., Tsai C. L., Lu C. Y. Exclusive breastfeeding and incident atopic dermatitis in childhood: a systematic review and meta-analysis of prospective cohort studies // Br. J. Dermatol. 2009. 161. P. 373–383.
  8. Kunz B., Oranje A. P., Labreze L., Stalder J. F., Ring J., Taieb A. Clinical validation and guidelines for the SCORAD index: consensus report of the European Task Force on atopic dermatitis // Dermatology. 1997. 195. Р. 10–19.
  9. Денисова С. Н., Вахрамеева С. Н., Иванина Е. К., Конно В. И., Конь И. Я. Эффективность адаптированной смеси на основе козьего молока у детей первого года жизни с атопическим дерматитом // Детский доктор. 2001. № 4. С. 70–73.
  10. Bevilacqua C. et al. Goat’s milk of defective alpha (s1)-casein genotype decreases intestinal and systemic sensitization to beta-lactoglobulin in guinea pigs // J. Dairy Res. 2001. 68. P. 217–227.
  11. Боровик Т. Э., Семенова Н. Н., Лукоянова О. Л., Звонкова Н. Г., Скворцова В. А., Захарова И. Н., Степанова Т. Н. О возможности использования козьего молока и адаптированных смесей на его основе в детском питании // Вопросы современной педиатрии. 2013. 12 (1). С. 1–8.

С. Н. Денисова*,

Реклама
1, доктор медицинских наук
М. Ю. Белицкая**, кандидат медицинских наук
Т. Б. Сенцова***, доктор медицинских наук, профессор
С. В. Богданова*

*ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н. И. Пирогова МЗ РФ,
**ГБУЗ ДГКБ № 9 им. Г. Н. Сперанского ДЗМ,
***ФГБУ НИИ питания РАМН,
Москва

1 Контактная информация: sndenisova@rambler.ru


Купить номер с этой статьей в pdf


Еженедельный дайджест "Лечащего врача": главные новости медицины в одной рассылке

Подписывайтесь на нашу email рассылку и оставайтесь в курсе самых важных медицинских событий